Центр Регистрации ООО

Хозяйственное общество и один участник: создание такого предприятия в Беларуси и его деятельность в нынешнем году

Аксюто Людмила 19 июля 2021 Время прочтения: 12 минут
Поделиться

Принятый в Беларуси в июле 2015-го года Закон под номером 308-3 с дополнениями и изменениями относительно хозяйственных обществ позволял их создавать с одним участником не только государству, но и остальным правовым субъектам. Кстати, в отечественной правовой системе такие организации создавались и в прежние годы. Первый такой Закон был издан ещё в далёком 1992-м году.

Что касается дня сегодняшнего, то с июля 2018-го года при создании хозобщества с одним участником надо руководствоваться третьей частью третьей статьи Закона под номером 2020 (в редакции аналогичного акта под номером 52-3 от 17 июля 2017-го года). В нём сказано, что особенности положения правового характера, вопросы по ликвидации  организаций, их преобразования в биржевой, страховой, банковской и других сферах, а также акционерных инвестфондов должны быть определены с помощью других актов белорусского законодательства.

Кроме того, особенности образования ОАО в ходе приватизации госимущества могут определяться исключительно законодательными актами, имеющими отношение к приватизации. Это есть в четвёртой части третьей статьи 2020-го Закона. В качестве примера можно рассмотреть третий Декрет Главы государства, появившийся в марте 1998-го года. Согласно нему, унитарные предприятия, принадлежавшие государству, могли преобразовываться в акционерные общества (только в открытые!). И там всеми акциями владело исключительно государство. Получается, один участник. Но это исключение имело отношение только к государству, и больше ни к кому.

Подробное рассмотрение Закона № 2020-XII 

К рассмотрению предлагаются статьи по части образования и деятельности хозобществ с одним участником без участия государства и их части. В них сначала будут даваться формулировки норм, а потом — пояснения:

  • вторая часть третьей статьи. В ней указаны положения законодательного акта, которые помогают регламентировать правовые основы, порядок образования, функционирования хозяйственного общества, вопросы его возможной реорганизации, а также ликвидации. Эти положения распространяются на организации с одним участником. Но надо смотреть и другие законодательные акты, которые могут повлиять на это распространение. Если смотреть на общие правила, то отвечающие за регламент правового положения, за организацию образования, работы, реорганизации предприятия или его ликвидации, почти такие же, как и нормы, распространяющиеся на организации, в которых минимум два участника. То, что подпадает под категорию «иное», также прописано в этом Законе либо в других актах. Вообще специалисты сходятся в большинстве во мнении, что данная формулировка части второй статьи третьей 2020-го Закона могла бы быть более доступной и понятной. Например, немного перефразировать и указать, что положения этого закона распространяются на хозобщества, в составе которых находится всего лишь один участник. И тут можно добавить: «если иное ни 2020-й Закон, ни другие аналогичные акты не предусматривают, плюс если оно не является следствием используемых правовых отношений». Это можно пояснить. К примеру, в Законе № 2020-XII нет ни одного слова о том, есть ли возможность применить в функционировании хозобщества, где есть один участник, соглашения акционерного плана или же договора соблюдения прав собственников обществ с ограниченной ответственностью. Хотя логика присутствует в том, что в этих институтах говорится непосредственно о договоре в варианте соглашения между двумя лицами (или бОльшим их количеством) по установлению, внесению изменений или же полном прекращении всех обязанностей и прав. Получается, что если в хозяйственном обществе состоит всего лишь один участник, то вышеуказанные институты не применяются из-за невозможности это сделать. Из написанного в этом абзаце можно сделать вывод, что рассмотренная здесь норма нуждается в дополнении, подробно расписанном несколькими предложениями выше;
  • третья часть статьи под номером десять. Здесь говорится о том, что допускается учреждение хозобщества одним физическим или юридическим лицом. При этом такое возможно, даже если предприятие подлежит реорганизации. Данная норма позволила в Беларуси создаваться компаниям, в составе которых находится лишь один участник — не только представитель государства, а и другое физическое или юридическое лицо. Согласно третьей части десятой статьи 2020-го Закона, создавать подобного рода хозобщество можно не только с чистого листа, но и посредством реорганизации уже функционирующей компании;
  • третья часть одиннадцатой статьи. По большей части она посвящена решению об образовании организации, принимаемому одним физическим или юридическим лицом. В частности, в ней говорится следующее: если хозяйственной общество учреждает одно лицо, то решение по темам, имеющим отношение к его учреждению, это же лицо и принимает. Причём делает это единолично, ни с кем не советуясь и ни к кому не обращаясь. Оформляется решение в письменном виде. Такое оформление — обязательное условие. В решении необходимо отразить несколько моментов:
  1. размер уставного фонда создаваемого хозобщества;
  2. порядок образования уставного фонда;
  3. юрлицо или индивидуальный предприниматель, кому учредитель предприятия доверит вопросы по оценке цены неденежного варианта вклада. Эта же организация должна будет провести экспертизу достоверности выставленной оценки, если она проводилась по решению учредителя, связанного с формированием фонда до момента государственной регистрации;
  4. решения по темам, обозначенным в первых частях статей 12 и 68 Закона № 2020.

Также в решении, согласно третьей части одиннадцатой статьи, требуется прописать утверждение устава предприятия. Указываются в документе и способы появления органов организации, назначение членов каждого из них. Решение должно в себе содержать и утверждение документа о начале выпуска акций. Но это касается только случая, когда юридическое или физическое лицо желает создать акционерное общество. В решении можно прописывать и другую информацию, о чём говорит пятый абзац первой части двенадцатой статьи 2020-го Закона;

  • четвёртая часть 11-ой статьи. Она посвящена ответственности учредителя-«единоличника». Если хозобщество учреждает одно лицо, то оно должно быть готово к тому, что именно на его плечи ложится вся ответственность, принимаемая им по обязательствам, которые появляются ещё до старта государственной регистрации предприятия и имеют отношение к процедуре его учреждения. Что интересно: для хозобщества оставлена опция принятия на себя ответственности по имеющим отношение к его возникновению обязательствам лица-учредителя. Здесь надо уловить один важный момент: эта норма по смыслу имеет сходство с нормами, зафиксированными в самом начале четвёртой части одиннадцатой статьи (надо взглянуть на первое и второе предложение). В этой норме отражена специфика образования организации с одним участником и взятия ответственности на себя по всем обязательствам, появившимся до начала процесса госрегистрации этого предприятия. Ответственность несёт единственный учредитель. Как уже отмечалось выше, далее ответственность по обязательствам учредителя на себя может взять хозобщество. Однако в рассматриваемой норме не прописано, какой орган уполномочен принимать решения в этом направлении — учредитель, руководитель или кто-то ещё. Но если внимательно вчитаться в новую редакцию Закона № 2020 (а не в ту, которая появилась в 1992-м году), конкретно в первое и второе предложение четвёртой части одиннадцатой статьи, то там написано: данный вопрос должен решаться на общем собрании всех участников организуемого хозяйственного общества. Следуя логике, можно предположить, что этот вопрос в случае с одним участником-учредителем он сам и должен решать. Исходя из этого, специалисты делают вывод о не совсем удачной формулировке четвёртой части 11-ой статьи. Её четвёртое предложение можно изменить, указав, что хозобщество имеет возможность взвалить на себя груз ответственности по взятым ранее учредителем обязательствам по образованию компании. Если, конечно же, такое решение примет сам учредитель;
  • седьмая часть двенадцатой статьи. Она небольшая по объёму и посвящена учредительному собранию. Если хозяйственное общество учреждает одно лицо (юридическое или физическое — не имеет значения), то проводить собрание учредительного типа не нужно. Здесь можно обратиться к значению слова «собрание», которое подразумевает одновременное присутствие как минимум трёх лиц. Поэтому в новой редакции 2020-го Закона и было сделано указание на то, что если хозяйственное общество создаёт одно физлицо или юрлицо, то в проведении подобного собрания нет никакой необходимости.

Цепочка из единственных участников не пройдёт

Шестая часть тринадцатой статьи 2020-го Закона интересна своей недосказанностью. Там содержится прямое указание на то, что хозяйственному обществу, в котором всего один участник зафиксирован, запрещено иметь в своём составе другое хозобщество, учредителем которого тоже является одно юридическое либо физическое лицо. Получается интересная ситуация. Эта норма вроде как запрещает создавать цепочку из организаций, в которых количество участников не превышает одну единицу. Но пункт третий 114-ой статьи Гражданского кодекса подчёркивает, что унитарные предприятия с одним лицом-учредителем могут создавать компании-«дочки», где сами же УП и будут выступать в качестве единственных учредителей.

Интересно, что шестая часть тринадцатой статьи вроде бы устанавливает запрет, но не указывает, а что будет в случае его нарушения? Если посмотреть гипотетически, то есть предположение, что «сверху» просто не зарегистрируют хозобщество, в роли единственного участника которого выступит другая организация с таким же количеством участников. В качестве основания для отказа в регистрации исполнительный комитет (а именно этот орган чаще всего занимается подобными вопросами) используется 26-ой пункт положения о госрегистрации субъектов хозяйствования. Положение утверждено президентским Декретом в январе 2009-го года.

Но если указанное выше предположение осуществить теоретически хотя бы возможно, то как быть в ситуации, когда сразу хозяйственное общество имеет в своём составе в роли участника другую организацию не менее чем из двух лиц-участников, а затем один из них выходит из состава? В такой ситуации просматриваются нарушения шестой части тринадцатой статьи. Ответственность за это дело в данной норме тоже не прописана.

Логическое продолжение

В этом разделе надо подробно рассмотреть третью и четвёртую части девятнадцатой статьи Закона № 2020-XII. Четвёртая часть 19-ой статьи вытекает из шестой части 13-ой статьи, запрещающей хозобществу иметь другое хозяйственное общество (с одним участником в составе) как собственно участника. Запрещает она это делать и даже тогда, когда подобная ситуация появляется позже, в связи с реорганизацией предприятия в варианте выделения. Теперь о третьей части 19-ой статьи. Она создана для того чтобы урегулировать особенности проведения реорганизации компаний посредством выделения одного предприятия из другого с образованием нового хозобщества, где в качестве участника может выступать только организация, из которой оно и выделилось. По Закону одно хозяйственное общество имеет право выступать как участник другой аналогичной структуры, если реорганизация компании проводится только в варианте выделения. В этой ситуации третью и четвёртую части 19-ой статьи стоит рассматривать вместе с нормами, которые содержит в себе вторая часть этой же статьи. Надо сказать, что ещё не так давно тема вероятности участия хозобщества, из которого выходило через выделение новое предприятие, была достаточно непростой. По ней часто проводились дискуссии между специалистами. Здесь можно найти изъян, пропущенный законодателем. В этой ситуации крайне сложно бывает различить, где с помощью решения организации создаётся новое хозяйственное общество, а где оно образуется посредством проведения реорганизации методом выделения одного предприятия из другого. Зато законодатель в третьей части 19-ой статьи чётко разобрался с вопросом первоначального отчуждения доли (акций) целиком или её части в уставном фонде появившегося в итоге реорганизации предприятия, участник которого — исключительно реорганизованная организация. Данный вопрос может решиться только лишь на общем собрании участников подлежащей реорганизации компании.

Кто во что может превратиться?

В первой части двадцатой статьи Закона № 2020-XII указано, что хозяйственные общества могут преобразовываться в организации других форм, видов, становится товариществами, производственными кооперативами либо унитарными предприятиями согласно порядку, прописанному в 2020-ом Законе или других актах законодательного характера. Но это правило одинаково не для всех. Оно не касается хозяйственного общества, где зарегистрирован всего лишь один участник. Здесь надо иметь в виду правовую природу других компаний коммерческого направления деятельности.

Таким образом, хозобщество с одним-единственным участником может быть преобразовано только в:

  • организацию, имеющую другую форму или вид;
  • унитарное предприятие.

Есть логика в том, что производственным кооперативом такое предприятие не станет. Как и товариществом в любом его проявлении. Объяснение этому довольно простое — в товариществах и производственных кооперативах априори не может быть максимум одного участника. Два в товариществе и три в кооперативе — как минимум.

Ликвидация юрлица = ликвидация общества

Есть в Законе под номером 2020-XII и такая норма. Она прописана в четвёртой части 24-ой статьи. Но в ней есть нюансы, которые необходимо пояснить. Принимая решение о ликвидации юрлица, которое считается как единственный участник хозобщества, необходимо принять также решение и по ликвидации самого общества. Цель описываемой нормы — недопущение наличия и функционирования хозобществ хотя бы без одного участника. Такое вообще идёт вразрез с правовыми принципами самих организаций (предприятий, компаний и так далее). Но некоторые специалисты в области права полагают, что, вероятно, законодатель радикально подошёл к решению этой проблемы. Дело в том, что вполне возможным выглядит возникновение ситуации, когда по определённым причинам функционирование хозобщества, которое числится как единственный участник другой аналогичной структуры, не выглядит логичным с финансово-экономической точки зрения. Но при этом наличие и работа другого хозобщества — наоборот, с экономических и финансовых соображений даже очень логичны. Специалисты-правоведы думают, что данный вопрос можно было бы рассмотреть через распределение имущества, которое осталось после его раздачи кредиторам, среди всех участников (имеется в виду оставшаяся стопроцентная доля в уставном фонде хозобщества) и разрешение предприятию продолжить своё существование с заменой участника (может рассматриваться кандидатура кого-то из числа предыдущих участников изначального хозобщества).

Собрание из одного участника

В организациях, где хотя бы несколько участников, их собрание считается главным органом хозобщества. Но там, где это одно физическое или юридическое лицо, полномочия собрания переходят именно к этому участнику. Уже хотя бы потому, что в таких организациях провести нечто подобное не представляется возможным и вообще лишено здравого смысла. В этом нет никакой практической надобности. Повторимся: каждое решение в таких предприятиях принимает исключительно этот участник. На него ложатся те функции, в которых в более крупных по количеству участников организациях выполняет общее их собрание.

Кому будет подчиняться Совет директоров?

Ответ на этот несложный вопрос изложен в пятой части 33-ей статьи 2020-го Закона. Это может быть не совет директоров, а наблюдательный совет. То же самое касается и исполнительных органов, а также органов, осуществляющих определённые контрольные функции. На других предприятиях все они входят в подчинение общему собранию участников. Можно сделать логический вывод: если в организации состоит один участник, то, соответственно, и Совет директоров, и наблюдательный совет, и другие органы будут подключаться исключительно ему.

Собраний нет, а решения должны быть

Ещё одна любопытная норма Закона – это 36-ая статья, а точнее её восьмая часть (конечно же, применительно к хозяйственным обществам с одним участником). В этой части определён порядок, а также сроки формирования и проведения собрания участников хозобщества. В большинстве случаев это не имеет отношения по понятным причинам к предприятиям, в составе которых находится всего лишь один участник. Исключение составляет срок, указанный в четвёртой части 36-ой статьи, когда наступает пора проводить годовое собрание. В этот срок участник обязан принять решения относительно вопросов, прописанных в третьей и четвёртой частях 36-ой статьи Закона № 2020-XII. Если говорить подробнее об этих решениях, то речь идёт о:

  • утверждении отчётов по итогам работы предприятия за год. Здесь обращается внимание на расходно-доходную книгу, то есть на содержащиеся в ней данные. Именно они служат по большей части основой для формирования годового отчёта предприятия;
  • распределении убытков и прибыли данного хозяйственного общества;
  • избранию людей в наблюдательный совет или в Совет директоров, если появление одного из них прописано в уставе организации;
  • формировании ревизионной комиссии с избранием в неё членов, или же определении одного ревизора. Такое решение надо принять максимум через три месяца с того момента, как завершился отчётный год.

Странность этой нормы заключается в том, что в ней, как и во многих других, прописаны обязанности участника хозобщества. Но какое наказание последует, если он нарушит что-либо в работе с этими решениями или вовсе их не подготовит? Справедливости ради стоит сказать и то, что и конкретного понуждения участника к принятию вышеназванных решений как такового тоже не имеется.

Решения – только в письменном виде!

Если в хозобществах, где много участников, решения принимаются на общих собраниях, то в организациях, где один участник, он сам их принимает и издаёт. Но – обязательно в письменном виде! А если это не физлицо, а организация (другое хозобщество), то в его уставе необходимо прописать орган, который будет уполномочен принимать решения по вопросам, имеющим отношение к компетенции собрания его участников. Эти вопросы обязаны находиться в уставе компании.

Чтобы было понятно, можно повториться. В крупных хозобществах на общих собраниях, согласно статье 47 Закона 2020-XII, формируется протокол (в него заносятся все принятые на собрании решения). Но если один участник, то подобные заседания попросту не проводятся – нет в этом смысла. И в такой ситуации функцию протокола исполняет решение, принятое им. Что он должен допускать в этих решениях – Закон умалчивает. То есть дополнительные требования к их содержанию и оформлению в белорусском законодательстве не предусмотрены (кроме того, что все решения должны быть выполнены в письменном виде).

Стоит обратить внимание вот на что. Устав хозобщества, которое числится как единственный участник другой организации, а не её устав, обязан иметь в себе прямую наводку на тот орган, который участник уполномочил принимать решения по темам, отнесённым уставом организации к общему собранию всех её участников. Не все специалисты-правоведы считают такую формулировку простой и понятной. Может быть, есть смысл с точки зрения понимания ситуации закрепить данное указание именно в уставе хозобщества, где другое хозобщество числится в качестве участника? Дело в том, что если учреждается предприятие с одним-единственным участником, то необходимо вносить в устав организации-учредителя дополнения. А это процесс небыстрый, требующий подготовки конкретных документов.

Защита прав и интересов не нужна

Ещё одна норма, которую невозможно применить к хозяйственному обществу с одним участником, содержится в одиннадцатой части 57-ой статьи Закона № 2020-XII. Положения данной статьи (они касаются механизма, защищающего права и законные интересы участников хозяйственных обществ с помощью порядка принятия определённых решений, которые тут же и описываются) к хозобществу, где всего один-единственный участник, никак не могут быть применены. Уже хотя бы потому, что он сам принимает необходимые решения относительно прописанных в 57-ой статье сделок и других вопросов, так как является и единоличным исполнительным органом. А сам он свои права и интересы никак нарушить не может. Соответственно, и защищать тут нечего.

До свиданья, институт крупных сделок!

Неприемлемы для хозяйственных обществ, где есть один участник и он же является единоличным органом исполнительного характера, и положения, прописанные в статье 58. Они связаны с институтом крупных сделок и интересом, проявляемым аффилированными лицами. Этот институт в данном случае не применяется – правовой смысл такого действия полностью отсутствует.

О документах для хозяйственных обществ

Второй, восьмой и двенадцатый абзацы не будем делить. Итак, к документам хозобщества относят:

  • протокол заседания (собрания) учредителей (если организация учреждена одним физ- или юрлицом, то решения в письменном варианте, касающиеся вопросов из первых частей двенадцатой статьи и 68-ей статей);
  • протоколы по итогам общих собраний с присутствием всех участников создаваемой организации. Если в составе хозобщества зафиксирован лишь один участник, то документами будут считаться решения, принимаемые этим человеком (если юридическое лицо, то организацией). Стоит напомнить: они должны быть подготовлены в письменном виде;
  • протоколы собраний (или заседаний, что в принципе одно и то же) различных органов хозобщества. В том числе и такого, как счётная комиссия;
  • если единственный участник хозяйственного общества – другая организация (предприятие, компания – можно как угодно называть), то в качестве документа в обязательном порядке будет считаться устав.

Как видно, список документов расширился, так как в некоторые абзацы 63-ей статьи, по сравнению с версией Закона 2020-XII от 1992-го года, внесены документы, необходимые для создания и нормального функционирования обществ хозяйственного типа с одним участником.

Интересно об акциях

Заслуживает внимания в последней версии закона 2020-XII и 77-ая статья, а точнее шестой абзац восьмой её части. Там указан запрет акционерному обществу на принятие решений относительно покупки акций. Нельзя совершать приобретение акций, если акционер, который представил соответствующее предложение об их реализации, — ни кто иной, как единственный участник этого хозяйственного общества. То есть получается, что шестой абзац восьмой части является запретом на «проворачивание» сделок по покупке акций и их отчуждению, когда с одной стороны выступает единственный участник-акционер АО, а с другой – непосредственно акционерное общество. Но надо подчеркнуть, что это касается исключительно тех акций, которые это АО само выпустило.

В этом же подразделе надо рассмотреть и девятую часть 78-ой статьи 2020-го Закона. Там указано, что акционеры созданных в ходе приватизации госимущества, методом преобразования предприятий арендного типа, а также государственных (в том числе унитарных, где более половины акций принадлежат государству) либо коллективных предприятий, не имеют права требовать выкуп акций, если эти акционерные общества будут реорганизовываться и к ним присоединят одно юридическое лицо либо несколько юрлиц. Также нет права выкупа акций у акционера, который является единственным участником подлежащего реорганизации АО. По смыслу этот запрет правового характера похож на тот, который содержится в шестом абзаце восьмой части 77-ой статьи.

Продолжая тему с акциями, надо обратить внимание на второй абзац 87-ой статьи. Там даётся пояснение, какие ещё документы, кроме тех, что прописаны в первой части 63-ей статьи, относятся к документации акционерных обществ. Если в хозобществе два и более участника, то речь идёт о договоре о намерении создать акционерное общество. Но когда в нём состоит один участник, то можно ограничиться оформленными письменно решениями этого участника, выступающего единственным учредителем предприятия (АО). То есть в этом абзаце в сравнении с прошлой версией произошли незначительные изменения – добавились решения для единственных участников по части создания закрытого либо открытого АО.

Обязанность АО с одним акционером

Чтобы о ней узнать, надо детально ознакомиться с частью третьей 88-ой статьи 2020-го Закона. Там указано, что если в акционерном обществе зарегистрирован один акционер, то оно обязано не прятать информацию о данном факте, а наоборот: публиковать её в газетах и журналах, изначально прописанных для этой цели в уставе предприятия. Также подобную информацию общество должно выложить на свой сайт в Интернете. Не всем специалистам по нраву такое новшество, и не все его понимают. Характер оно имеет неоднозначный, и сегодня с другими актами законодательного образца подобная «новинка» слабо согласуется. С одной стороны, к категории общедоступной документации список акционеров с данными о каждом из них, даже если там присутствует только одно лицо-акционер, никогда не относился к категории общедоступных. Этот факт имеет под собой твёрдую основу в виде подпункта 1.4 первого пункта апрельского Указа Главы государства № 277 за 2006-ой год, связанного с регулированием рынка имеющих ценность бумаг. Юридическая сила этого Указа значительно выше, чем у Закона № 2020-XII, норму третьей части 88-ой статьи нельзя использовать до тех пор, пока в президентском 277-ом Указе не появятся изменения по этой теме, а также дополнения. А они, кстати, уже появились, причём давно – в июле 2016-го года в виде новой редакции первого пункта 272-го Указа. А пятый пункт определяет порядок его вступления в силу.

Но в то же время можно понять смысл применения третьей части 88-ой статьи. Дело в том, что она имеет непосредственную связь с шестой частью тринадцатой статьи. А там ясно сказано, что хозобществу запрещено иметь в виде одного участника другую аналогичную структуру с одним участником. Получается, что весь смысл размещения в СМИ данных о наличии в акционерном обществе единственного акционера – не допустить нарушений шестой части тринадцатой статьи в ходе проведения сделок по покупке акций (их долей) в другой организации.

Коротко об отчуждении доли в фонде

Речь идёт об уставном фонде и первой части 97-ой статьи. Если у общества с ограниченной ответственностью (на другие формы собственности предприятий эта норма вроде как не распространяется) имеется единственный участник, и он выразил желание свою долю из уставного фонда продать этому же ООО, то подобное действие – запрещено. Данный запрет по смыслу напоминает норму, прописанную в шестом абзаце восьмой части 77-ой статьи и в девятой части 78-ой статьи.

Когда нельзя выйти из ООО?

На этот вопрос чёткий ответ даёт первая часть 103-ей статьи. Выйти из общества с ограниченной ответственностью участники не могут тогда, когда после их выхода в составе общества не останется никого из них. Также не может покинуть ООО по собственному желанию и в любой момент единственный его участник. Этот запрет не позволяет ООО остаться без участников. Но интересно: что произойдёт, если все эти люди (физлица) одномоментно подготовят заявления на выход из состава ООО и подадут их? Если трактовать данную норму буквально, то получается, что подобный массовый шаг должен обойтись без последствий правового характера. А если заявления будут поданы в разное время, то сучится так, что тот, кто сделал это последним, не сможет покинуть состав участников ООО – ни юридически, ни по факту.

Аксюто Людмила Ведущий-юрист

Практикующий юрист в сфере корпоративного права. Владение в совершенстве теоретическими и практическими навыками в вопросах создания и ведения бизнеса, регистрации коммерческих и некоммерческих организаций, реорганизации и ликвидации юридических лиц.

Комментарии: 0

Онлайн консультация


    Контакты

    Телефон +375 29 231 61 61 Email info@registratsiyaooo.by Адреса 220090 г. Минск, ул. Широкая, д. 3, оф. 148